January 29th, 2012

bulgar
  • afework

История Николо-Преображенской Единоверческой церкви в Казани

Оригинал взят у afework в История Николо-Преображенской Единоверческой церкви в Казани
История с открытием церковной росписи в бывшем Преображенском храме на улице Университетской, о которой я писал на этой неделе, имела продолжение. Газета «Вечерняя Казань» опубликовала материал об этой знаковой для Казани находке. Даст Бог, дело сохранения этих росписей пойдёт и завершится успехом.

Чтобы разложить по полочкам информацию об этой церкви и избежать путаницы,  публикую здесь главу из книги: Республика Татарстан: Православные памятники (середина XVI – начало XX веков).

Университетская, 2.

НИКОЛЬСКАЯ ЦЕРКОВЬ и ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ (единоверческие)




Первые единоверческие храмы в России были открыты в 1800 г. Они принадлежали господствующей церкви, но службы и таинства в них совершались по старым, дониконовским обрядам и по книгам, напечатанным в соответствии со старыми образцами. Единоверие первоначально было компромиссом между наиболее умеренными старообрядцами-поповцами и властями, но позже при Николае стало формой борьбы со старообрядчеством – монстыри и храмы беглопоповцев стали обращать в единоверческие.

На участке нынешней Никольской церкви в годы правления Екатерины II? Когда отношение к старообрядцам было более или менее терпимым, была выстроена каменная церковь в честь чудотворной иконы Божьей Матери «Всех Скорбящих Радость», принадлежавшая старообрядцам-поповцам. В Казани её чаще называли Коровинской часовней. В храме служили беглые из господствующей церкви священники, наиболее известен служивший здесь в 20-40 гг. XIX в.  иеромонах Иларий (ум. 1848), перешедший к старообрядцам из казанского Спасо-Преображенского монастыря.

В годы правления Николая I распространенным способом искоренения старообрядческих храмов было многолетнее запрещение со стороны строительных властей на ремонтные работы, а потом закрытие храмов под предлогом ветхости. Так произошло и в Казани: в 1852 г. «Коровинская часовня» была запечатана. Эту процедуру проводил специально приехавший из Сантк-Петербурга чиновник по делам раскола П.И. Мельников, впоследствии известный писатель Мельников-Печерский. Многие из старообрядцев, виденных им в Казани стали прототипами героев его романов «В лесах» и «На горах».



Collapse )